August 5th, 2019

Собака ЗОГа

Всё, что надо знать о музыке, чиновниках и иллюминатах.

Всё так, всё так, уважаемый.
Но.
Я вообще не рассматриваю музыку, как музыку. Не смотря на наличие тэга музыка в этом бложыке, меня интересует не её развлекательная или эстетическая функция, а сугубо прикладная - берёшь её, любимую, и прилажЫваешь к пучностям и узлам пространства и смотришь, как в музыканте и пространстве происходят изменения, которые мы теперь относим только к воздействию психотропных веществ.
Нам, облым Собакам ЗОГа, подходит и "ловец духов" старика Хуана, нам рояль в кустах совершенно ни к чему.

Вот соблаговоли про двери в рай:

Не семью печатями алмазными
В Божий рай замкнулся вечный вход,
Он не манит блеском и соблазнами,
И его не ведает народ.

Это дверь в стене, давно заброшенной,
Камни, мох, и больше ничего,
Возле — нищий, словно гость непрошенный,
И ключи у пояса его.

Мимо едут рыцари и латники,
Трубный вой, бряцанье серебра,
И никто не взглянет на привратника,
Светлого апостола Петра.

Все мечтают: «Там, у Гроба Божия,
Двери рая вскроются для нас,
На горе Фаворе, у подножия,
Прозвенит обетованный час».

Так проходит медленное чудище,
Завывая, трубит звонкий рог,
И апостол Петр в дырявом рубище,
Словно нищий, бледен и убог.

https://gumilev.ru/verses/263/

Так вот вся ржака в том, что ключом к этой замшелой двери является верный тон, взятый тобой хоть на чём - сковороде, губе, нервах любимой женщины или даже на резинке от её трусов.

И про Паркинсона. Переиздававшись 10-ть раз с 90-х по 2012, "Законы Паркинсона" больше не издаются в России, я так и не смог купить их в бумаге. В "Читай городе" лежат остатки издания на газетной бумаге и в мягкой обложке, но я уже перехотел ржать устал.

Чиновники начинают и выигрывают да!

И про иллюминатов. Те, которые уже проверили анаграмму слова иллюминаты в латинице в расширении точка ком, могут проделать тоже самое в расширении точка ру. Только не говорите потом, что вам предложил это сделать Собакен или Альва, это всё Удав, а он живёт в Сербии и его не достать ему нас рать.
/ржот, переводит стрелки и охуевает от/

Моя жизнь никогда не станет прежней.

ЗОГ, слава тебе!
/встал, поклонился в пол/
Ты, оказывается не только велик и могуч в славе своей, ты, оказывается, ещё и большой шутник, чем стал вдвоене краше лично мну, твоему верному Собакену!
/два коротких, один длинннннный гав и повыл немного/

Как я жил до этого без знания этого?
Не понимаю.
/не понимает и продолжает охуевать/